/// Росатом // ТВЭЛ / ПО «ЭХЗ»
Температура: -7 °C
Давление: 753 мм рт.ст.
МЭД: 9 мкР/час
Отн. влажность: 80 %
Ветер: Ю 0 м/с

«Нам ошибаться нельзя, цена ошибки слишком высока»

29 января 2015

По мнению лаборанта-масс-спектрометриста 6-го разряда центральной заводской лаборатории Бориса Шляпина, главное в его работе – точность, исполнительность, аккуратность, строгое следование инструкциям. «Нам ошибаться нельзя, цена ошибки слишком высока», – считает Борис.

– Традиционный первый вопрос: вы коренной зеленогорец?

– Да, я родился в этом городе. Родители – заводчане; отец работал в цехе ревизии машин, мама – в ЦЗЛ, в масс-спектрометрической лаборатории, той самой, где сегодня работаю я. Так что, по сути, я принял от нее профессиональную эстафету.

– А что заканчивали?

– Так сложилось, что высшего образования я не получил. Пошел работать сразу после школы, с восемнадцати лет. Куда устраиваться – вопроса не было, естественно – на завод. Поначалу пришел на производство магнитных носителей. Работал на нескольких производственных участках ПМН: сначала аппаратчиком вспенивания полистирола, потом перешел на участок резки магнитных носителей, затем работал на участке приготовления ПВХ-композиций для пластиковых профилей – и наконец, в 2006 году пришел в ЦЗЛ, в масс-спектрометрическую лабораторию. Здесь и работаю до сегодняшнего дня.

– Надо полагать, работа масс-спектрометриста для вас была внове – а в этом случае очень важна роль наставника…

– Безусловно. Моим первым наставником был Василий Карпович Дудорев, к сожалению, уже ушедший из жизни. Именно он меня воспитал как работника. Требовал жестко – но всегда по делу. Не давал мне бездельничать. Подталкивал к тому, чтобы я постоянно учился, набирал практический опыт, начатую работу непременно доводил до конца. И это было абсолютно правильно – ведь наша профессия весьма сложна в освоении: на первом году только азы осваиваешь, лишь года через три начинаешь действительно понимать – что, почему и как…

Среди своих наставников я также числю Веронику Владимировну Бибикову, Ларису Юрьевну Сургутскую, Степана Витальевича Кучерявого и Петра Никитовича Мурза. Именно эти люди в первые три-четыре года моей работы здесь здорово помогли мне, не имеющему специальных знаний в области физики и химии, втянуться в работу, разобраться, освоиться.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить всех моих коллег – тех, с которыми работал раньше, и тех, с кем работаю сегодня, за помощь в дальнейшем профессиональном развитии. У нас дружный коллектив. Мне нравится, что все у нас с пониманием относятся друг к другу, подсказывают и поддерживают…

– А в чем, собственно, заключаются служебные обязанности масс-спектрометриста?

– Мы проводим анализ изотопного состава различных веществ – в первую очередь, разумеется, гексафторида урана. То есть наша работа напрямую связана с основным производством. А значит – нам ошибаться нельзя, цена ошибки слишком высока. Помимо этого, следим за работой аналитического оборудования и обеспечиваем контроль за правильностью результатов измерений.

– Как вы считаете – внедрение производственной системы Росатома на предприятии принесло реальную пользу?

– Безусловно. Стоит вспомнить предложения по улучшению с миллионным экономическим эффектом… У меня тоже есть несколько идей – они, правда, достаточно сложны в исполнении, но, я надеюсь, будут когда-нибудь реализованы.

– Вы наверняка слышали о ценностях Росатома, являющихся одним из инструментов реализации стратегических целей отрасли. Для вас, как работника ЦЗЛ, какая из ценностей является приоритетной?

– Пожалуй, все-таки ответственность за результат – потому что от скорости и качества исполнения проводимых нами анализов зависит результат деятельности основного производства.

– Ну и под занавес по традиции – о семье, доме, увлечениях…

– Женат (с супругой, кстати, познакомились в том же 2006 году, когда я пришел работать в ЦЗЛ). Растим сына. Парню 13 лет, занимается бальными танцами, постоянно участвует в городских конкурсах; ездил и на краевые, но призовых мест пока не занимал, все еще впереди.

Люблю музыку. С детства была мечта – научиться играть на гитаре; в этом году, наконец, решился приобрести инструмент. Может, что-то получится…

Что еще? По молодости очень любили с друзьями летние вылазки на природу, особенно – на Богунай. Хочется, конечно, и сейчас, но – у всех работа, семьи, детишки еще маленькие… Так что сегодня выполняем программу-минимум: зимой – на лыжах пробежаться, летом – в футбол погонять. По возможности хожу играть в волейбол во Дворец спорта «Олимпиец». Что касается путешествий, то пока дальше Новосибирска – там сестра жены живет – никуда не выезжали. Надеюсь, станет посвободнее с финансами – наверстаем. Да, одно из последних по времени увлечений – дача. Несколько лет назад мама приболела, и «садовые» обязанности легли на меня. Поначалу, честно говоря, относился к этому без энтузиазма, но постепенно мы с супругой втянулись – и неожиданно обнаружили, что при правильном подходе трудиться на участке можно не сильно напрягаясь, главное – все делать вовремя. К тому же отдыхать на даче очень приятно.

Григорий РОСТОВЦЕВ, фото Дмитрия КОНОВАЛОВА и из архива семьи ШЛЯПИНЫХ
Газета  «Импульс-ЭХЗ» № 3 (1196) от 29 января 2015 г.