/// Росатом // ТВЭЛ / ПО «ЭХЗ»
Температура: -1 °C
Давление: 753 мм рт.ст.
МЭД: 9 мкР/час
Отн. влажность: 69 %
Ветер: С-З 2 м/с

«Ничего не хотел бы поменять»

9 декабря 2015

9 декабря ветерану ЭХЗ, советнику по научной работе Геннадию Михайловичу Скорынину исполнилось 70 лет.

Геннадий Скорынин родился в городе Полевской, в 50 километрах к югу от Свердловска, ныне Екатеринбурга. Отец семейства был строителем, поэтому в первые годы жизни Гены семья часто переезжала, но к моменту его поступления в школу обосновалась в Верхней Пышме. Здесь и прошло его детство.

Школу Геннадий окончил с серебряной медалью. В старших классах неоднократно участвовал в городских олимпиадах по математике и физике, занимал призовые места. Доверяли ему защищать честь города и на областных интеллектуальных состязаниях. Самым большим успехом стало второе место на олимпиаде по физике в Свердловске. Было это в 1964 году, как раз накануне окончания школы и поступления в институт.

Поступать Геннадий собирался на радиотехнический факультет Уральского политехнического института. Но – проходил мимо стенда физико-технического факультета, почитал, заинтересовался (и было чем – атомная отрасль тогда пребывала в ореоле романтической тайны) и, повинуясь внезапному импульсу, подал документы на физтех. Вступительные экзамены сдал неплохо. После шести лет учебы на кафедре молекулярной физики получил специальность «Производство и применение изотопов». В 1970-м защитил диплом и был распределен на Уральский электрохимический комбинат.

От студенческих лет у Геннадия Скорынина остались только светлые воспоминания. А самыми яркими были, пожалуй, работа в студенческом стройотряде «Гренада-2» в Казахстане и на Урале.

– Целина, – рассказывает Геннадий Михайлович, – дала мне очень много. У меня ведь никакого жизненного опыта не было, сразу после школы студентом стал. А тут получил хороший урок, понял, как говорится, что почем. Когда работаешь по 10–12 часов в сутки, своими руками создаешь что-то, видишь результаты своего труда – это много дает в понимании и оценке людей и вообще жизни, в плане взросления. За работу в стройотряде удостоен медали «За освоение целинных земель».

Итак, в апреле 1970-го дипломированный молодой специалист пришел на УЭХК – и отдал комбинату ровно 20 лет. Рос профессионально: инженер, старший инженер, руководитель группы и, наконец, начальник расчетно-теоретической лаборатории. В 1980 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Моделирование и численные методы оптимизации процесса обогащения урана на центрифужном каскаде». Карьера складывалась ровно, в семье – все хорошо. Что же подвигло его резко поменять налаженную жизнь, переехать в Сибирь?

Случилось так, что в конце 1989 года ушел из жизни научный руководитель ЭХЗ Валентин Григорьевич Шаповалов. Встал вопрос, кто будет его преемником. Данная должность однозначно предполагала наличие ученой степени. На ЭХЗ подходящих кандидатур не отыскалось – и Анатолий Николаевич Шубин обратился к своему однокашнику, курировавшему научную работу на УЭХК, Геннадию Сергеевичу Соловьеву. Тот назвал ему пять фамилий, среди них и Скорынина. Почему в итоге на ЭХЗ пригласили именно его? Видимо, навели справки о его профессиональных качествах. Плюс тема диссертации точно соответствовала основной деятельности предприятия. В общем, в мае 1990-го Геннадий Скорынин стал сибиряком.

Прибыл на завод и стал работать заместителем главного инженера ЭХЗ по научной работе и ядерной безопасности. Вскоре сюда переехали жена и сын (дочь уже училась на первом курсе УПИ, поэтому осталась на Урале).

На ЭХЗ Геннадий Михайлович отработал уже четверть века. Фактически – в одной ипостаси: наименования должности менялись, но должностные обязанности оставались прежними. В его функционал входило руководство исследованиями и разработками в подразделениях ЭХЗ, включая два КБ – в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Курирование работы группы ядерной безопасности в плане недопущения самоподдерживающейся цепной реакции деления ядер в действующем оборудовании также входило в его обязанности. Кроме того, контакты с внешними организациями по заключению договоров на проведение НИОКР, где завод, как правило, выступает заказчиком, но в последнее время все чаще – и исполнителем. Что само по себе характеризует научный потенциал предприятия.

К слову о потенциале. Только за последние годы несколько заводчан – среди них Дмитрий Голдобин, Сергей Зырянов, Дмитрий Тимофеев и Евгений Зайцев – защитили кандидатские диссертации. Назвать их учениками Скорынина было бы неверным – все-таки в своих областях знаний они разбираются гораздо глубже, но общую методическую и организационную помощь Геннадий Михайлович им оказывал. Так что его вклад в их научный рост несомненен.

Ну и в заключение – по традиции о том, каков Геннадий Скорынин за пределами завода. Сначала о семье. Геннадий Михайлович счастливо женат уже 45 лет. С супругой, Татьяной Вениаминовной, познакомились в стройотряде на целине. Двое детей, трое внуков. Старшая дочь окончила экономический факультет УПИ, ныне работает в ООО «Гринатом» начальником отдела бухгалтерского учета. Сын пошел по стопам отца, окончил физтех Уральского политехнического, был распределен на УЭХК, вырос до должности заместителя главного инженера по ядерной, радиационной и экологической безопасности.

Что еще? С детства Геннадий Скорынин был спортивным парнем. Во дворе, где он жил, каждую зиму заливали каток, там он и пропадал каждый день по два-три часа. Закалка и умение пригодились, когда играл в хоккей за цеховую сборную. Занимался также в секции ручного мяча, правда, занятия пришлось оставить из-за травмы. Затем увлекся большим теннисом. Одно время посещал шахматный клуб в Новоуральске, выполнил 2-й разряд, но больших успехов не достиг и постепенно охладел. Тем более что при малоподвижной работе большой теннис был гораздо предпочтительнее…

Правда, после переезда в Зеленогорск спорт отошел на второй план – сначала слишком много сил и времени отнимало «переваривание» новой информации о заводе и врастание в новый коллектив, а потом и потребность в этом постепенно ослабла. Возобладали другие увлечения. Например, фотография, которой Геннадий Скорынин увлекся еще в шестом классе. Фотоархив за прошедшие десятилетия накопился богатейший. Еще – автомобильные путешествия. За руль Геннадий Михайлович сел в 1993 году. Сегодня среди его автомобильных достижений – семейные поездки на Байкал, на Алтай, а также в Томск, где у Скорыниных хорошие приятели и друзья. Ну и поездки по ближайшим окрестностям – это само собой.

И, пожалуй, самое сильное увлечение последних лет – поиск в Интернете материалов по истории развития технологий разделения изотопов, включая газовые центрифуги. И, соответственно, их систематизация для подготовки задуманной книги. Первый опыт такой работы был удачным – часть материалов опубликована в «Импульсе», выпущена отдельная брошюра – и Геннадий Михайлович надеется в обозримом будущем ее продолжить.

Ну а на традиционный вопрос: «Появись у вас возможность начать сначала – что бы вы хотели изменить?» – юбиляр ответил не раздумывая:
– По большому счету – ничего. Судьба моя сложилась достаточно удачно, ни о чем не жалею и, будь такая возможность, повторил бы свою жизнь заново.

Г.М.  Скорынин – соавтор ряда патентов на изобретения и рационализаторских предложений. Ему присвоено звание «Новатор производства» (1987), отмечен знаком отличия в труде «Ветеран атомной энергетики и промышленности» (2000), благодарностью за многолетнюю плодотворную работу в системе Министерства (2002), нагрудным знаком ГК «Росатом» «Е.П.  Славский» (2007), многочисленными благодарностями руководства ЭХЗ.

Подготовил к публикации Григорий РОСТОВЦЕВ, фото из архива ООК и семьи СКОРЫНИНЫХ.
Газета  «Импульс-ЭХЗ» № 48 (1241) от 10 декабря 2015 г.